Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

02.12.2019 10:26

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Полнометражный дебют Наримана Алиева "Додому" (Evge) (в переводе с крымскотатарского языка, на котором снят фильм) кинокритики называют лучшим украинским фильмом 2019 года.

Это мнение подтверждают и награды ленты, фестивальная история которой еще продолжается.

  • В мае состоялась мировая премьера ленты в параллельном конкурсе Каннского МКФ "Особый взгляд".
  • В июле на Одесском международном кинофестивале фильм получил Гран-при "Золотого Дюка" по итогам голосования зрителей.
  • В августе Украинский Оскаровский комитет выдвинул ленту на соискание премии "Оскар" в номинации "Лучший международный фильм" и она вошла в лонг-лист.
  • В октябре фильм получил три премии украинских кинокритиков "Киноколо": за лучший фильм, режиссуру и мужскую роль, исполненную Ахтемом Сеитаблаевым.
  • Также лента в лонг-листе премии Европейской киноакадемии и премии кинокритиков "Золотой глобус".
  • В ноябре, в Лос-Анджелесе прошли два показа "Додому" в рамках промо-компании фильма на соискание премии "Оскар" за лучший фильм на иностранном языке и премии "Золотой глобус".
  • Среди недавних фестивальных призов награды Международного Босфорского кинофестиваля в Стамбуле (лучший фильм и лучшая мужская роль) и Международного кинофестиваля в Бухаресте (лучший фильм).

Кратко и по делу в Telegram

О чем история

  • Немолодой крымский татарин Мустафа (Ахтем Сеитаблаев) приезжает из аннексированного Крыма в Киев, чтобы забрать на родину тело старшего сына, который погиб на войне на Донбассе, защищая Украину и похоронить его по мусульманским обычаям. По пути домой в замкнутом пространстве автомобиля вместе оказываются отец и сопровождающий его младший сын (Ремзи Билялов, непрофессиональный актер), уехавший из Крыма в Киев учиться, и не собирается возвращаться обратно…

Как отмечает кинокритик Сергей Васильев, проблески "Додому" можно разглядеть в короткометражных лентах Наримана Алиева "Вернуться с рассветом" (о расставании отца и сына) и "Без тебя" (об утрате и поминовении брата, фильм был номинирован на Хрустального медведя на Берлинале в 2016 году). Эти короткометражные ленты можно посмотреть онлайн.

В украинский прокат "Додому" вышел 7 ноября. За три недели ленту посмотрели 20,4 тысяч зрителей, бокс-офис фильма составил 1, 8 миллиона гривен.

Фильм еще можно успеть увидеть последние три дня в Киеве, в кинотеатре "Жовтень". Как написал в fb режиссер Нариман Алиев, теперь просмотр "Додому" стал элитарным.

Важно получить эмоциональный отклик зрителей

Жизнь фильма "Додому" началась весной с яркого эпизода — участия в программе Каннского кинофестиваля "Особый взгляд" (что для украинских фильмов большая редкость). Летом лента получил главный приз Одесского кинофестиваля, и затем продолжилась супер-успешная фестивальная история, Украина на выдвинула фильм на "Оскар", он попала в лонг-листы "Золотого Глобуса" и Европейской киноакадемии, получил три премии украинских кинокритиков "Кіноколо". А что прокат? Оправдались ваши ожидания?

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Режиссер Нариман Алиев, Ахтем Сеитаблаев (исполнитель роли Мустафы), Ремзи Билялов (исполнитель роли Алима), продюсер Владимир Яценко на украинской премьере фильма "Додому" на Одесском МКФ. Фото предоставлено промо фильма

Владимир Яценко, продюсер:

Наш фильм посмотрело в кинотеатрах уже более двадцати тысяч украинских зрителей. У нас довольно нишевая история, фильм снят на крымскотатарском языке (демонстрируется с субтитрами), это серьезная, крутая драма. Хорошо, что кинотеатры показывали ленту не только в 10 утра, как нередко поступают с украинскими фильмами.

Нариман Алиев, режиссер: Нам было важно не количество кинотеатров, а качество и охват по территории. Мы хотели максимально дать возможность людям, которым фильм интересен, увидеть его.

Владимир Яценко: Хорошо, что мы сейчас вообще обсуждаем прокат. Потому что несколько лет назад украинские фильмы крайне редко в прокат выходили, и продюсер не понимал, что это такое, и зачем, потому что он уже деньги получил. Государство вообще ничего не давало на промо, а сейчас хоть что-то дают.

Нариман Алиев: И хорошо, что у нас каждый год постепенно растет процент людей, которые приходят на украинские фильмы. Резкого скачка от 8% к 50% за год не получиться сделать.

Куда уже продали фильм?

Владимир Яценко: Сейчас у фильма продолжается фестивальная история, которая продлиться около двух лет. Ею, как и продажами, занимается сейлз-агент Wild Bunch.

Важно, что планируется прокат во Франции, 40 копий. Проданы права показа на на территории Чехии, Литвы, Индии, Великобритании, Польши, Турции, Греции и Китая.

Это очень здорово, что украинский фильм, дебют, про судьбу крымскотатарского народа, показывают в мире. Это как раз та действенная культурная политика, о которой мы говорим.

В Украине фильм выйдет на VoD-платформах и на телевидении. Надеемся выйти в плюс.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Съемки финального кадра фильма "Домой". Фото предоставлено промо фильма

"Додому" побывал уже на многих фестивалях, а из Стамбула и Бухареста увез главные призы. Почему трагическая история крымского татарина Мустафы оказалась созвучна людям в других странах? Почему фильму долго аплодировали искушенные зрители в Каннах?

Нариман Алиев: Почему были такие овации в Каннах, я не знаю. Кино у нас достаточно человечное. Это не какое-то аудио-визуальное наслаждение искусственное. Простая история простой семьи в трагической ситуации. В первую очередь мы пытались затронуть эмоции людей и получить эмоциональный отклик. И люди поняли, прочувствовали. Это приятно. Потому что кино — это как раз тот элемент аудио-визуального искусства, который требует эмоционального вовлечения зрителя.

Владимир Яценко: Наблюдал, что в зале многие женщины плакали. Люди совершенно разной культуры, бесконечно далекие от проблематики Крыма — и все равно они плачкали, потому что это работает на уровне эмоций.

Это внятная история, которая рассказана максимально понятно. И в этом универсальность киноязыка: любой человек чувствует эмоцию - боль, страх, любовь, ненависть.

Как развивали проект и искали финансирование

Расскажите, как начинался фильм, который заставляет зрителей плакать: многие писали в Фейсбуке, что не смогли сдержать слез?

Нариман Алиев: В Украине кино начинается с пустого листа, с договоренности, когда за твоей душой еще нет ничего, вообще ничего.

У меня было несколько коротких метров. В контексте киноиндустрии это были работы, снятые за свой счет, со своими родственниками, такие полуаматорские вещи, которые получили какой-то фитбэк на фестивалях. Последний короткий метр "Без тебя" (Sensiz) был показан на Берлинале, а также в Палм-Спрингс (Калифорния США) и в Ванкувере, получил уже свой шлейф (это был третий фильм режиссера, снятый в 2015 году в Крыму, тамже были сняты и предыдущие две ленты - delo.ua). Меня уже начали узнавать в лицо, что есть такой мальчик, который в принципе занимается режиссурой.

Идея "Додому" принадлежала моему азербайджанскому другу, режиссеру Новрузу Хикмету (Новруз стал вторым режиссером фильма — delo.ua). У него была идея снять кино про людей, которые поехали в далекие края, чтобы забрать тело погибшего родственника и дома похоронить. Я, на базе этой идеи написал концепцию своего проекта и с разрешения Новруза начал с ним работать. Через девять месяцев показал Вове тритмент (режиссерский сценарий - delo.ua), первый, сырой.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Ахтем Сеитаблаев, исполнитель роли Мустафы, и второй режиссер Новруз Хикмет на съемочной площадке "Додому". Фото: предоставлено промо фильма

Почему решили показать именно ему?

Нариман Алиев: Кумовство… У меня есть хорошая подруга Инна Косенко, она работает в благотворительном фонде Игоря Янковского — они меня очень сильно поддерживали, когда я делал свой короткий метр, помогли поехать на кинофестивали в Берлин и в Палм-Спрингс.

Владимир Яценко: Это одна из немногих благотворительных организаций у нас, которая последовательно поддерживает киноиндустрию, в том числе кинофестиваль "Молодость". А сейчас поддерживает нашу Оскаровскую кампанию.

Нариман Алиев: Тогда фонд очень плотно сотрудничал с Ассоциацией киноиндустрии Украины. И когда я спросил, кто там самый адекватный, с кем можно пообщаться, мне не сказали Вова Яценко (руководитель Ассоциации киноиндустрии Украины - delo.ua).

Владимир Яценко: Когда я прочитал историю… Простая, очень эмоциональная, четкая и понятная — очень здорово. Фактически жанровая, то что называется coming of age story. И это совало с моим моментом, когда после "Дикого поля" хотелось снять что-то простое и понятное. И мы начали развивать проект.

Развивать проект - это что с ним делать?

Владимир Яценко: Начали подавать в разные сценарные лаборатории. И нас отобрали - первый раз Украину отобрали — в одну из двух крупнейших европейских лабораторий MIDPOINT Feature Launch, где мы полгода развивали проект - я, Нариман и Марыся Никитюк. У нас был очень крутой тьютор Павел Йех, который нам очень помог. Марысю взять в со-сценаристы предложил Нариман, и это был правильный выбор, потому что между ними сложилась хорошая кооперация. Они очень разные, но это и здорово. И в итоге, у нас получился крепкий сценарий.

Ждали питчинга в Держкино, но его так и не объявили, зато летом прошлого года объявили новый конкурс — патриотический питчинг в Министерстве культуры, мы подали заявку и выиграли.

То, что фильм сняли за фантастически короткий срок - 18 дней — связано с требованиями пинчинга?

Нариман Алиев:Когда выиграли, то было смешанное ощущение, потому что у нас оставалось очень мало времени на подготовку. Финансирование подтвердили в августе, поставив такие сроки: до конца года показать версию монтажа.

Что помогло уложиться в такие сжатые сроки?

Владимир Яценко: Это как раз ответ на вопрос, почему лучше работать с лучшими. Когда вы работаете с лучшими, хоть это и самые дорогие люди, тут не в деньгах дело, а в удовольствии от работы. Когда у вас такой художник-постановщик, как Влад Одуденко, такой звукорежиссер Сергей Степанский — вы с ними поговорили и знаете, что все будет сделано правильно, не нужно 10 раз перепроверять.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Художник-постановщик Влад Одуденко и Ахтем Сеитаблаев, исполнитель роли Мустафы на съемочной площадке "Додому". Фото: предоставлено промо фильма

Но были и дебюты…

Нариман Алиев:У оператора Антона Фурсы был дебют (в полнометражном кино — delo.ua). Я предложил его, потому что давно знал и хотел с ним попробовать что-то сделать. Антон очень много работает в коммерции, а для молодого оператора это не большое поле для реализации. Это было правильное решение. Все что мы умели, мы вложили в эту работу. При этом отлично понимали друг друга.

Остальные были не дебютанты, абсолютно.

Опять же, очень важно, что людям сама история была интересна и она их трогала, потому что одно дело, когда лучшие соглашаются за гонорар, а другое дело, когда не только гонорар, но и сам факт работы в проекте их заражает.

Когда мы разбивали тарелку в первый день, я сказал одну фразу: "Мне очень важно, чтобы, когда мы сделаем это кино, нам было не стыдно признаться, что мы здесь работали". И мне приятно, что люди гордятся, что они работали в этом проекте.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Съемочная группа фильма "Додому" на Каннском кинофестивале. Фото: предоставлено промо фильма

Для вас важно, получить признание?

Нариман Алиев: Это дает чувство самоуважения от того, что ты делаешь качественную работу. Режиссер в производственном контексте — это человек, который постоянно принимает решения. В этом весь принцип режиссера на площадке — он знает, как должно быть от и до. Оператор не видит всю картинку полностью, художник не видит, актер не видит. Ее должен знать во всех аспектах режиссер и регулировать все департаменты именно в том контексте, в котором он видит конечный результат. Ты постоянно совершаешь выбор. И, конечно у тебя есть сомнение — правильно ты сделал или не правильно. И по итогу ты понимаешь, что вот здесь нужно было выбирать другое, вот здесь ты не нашел решения в принципе.

Ты все время анализируешь, в этом и состоит профессия режиссера - в постоянном сопротивлении и выборе. И с этим надо смириться.

Что значит "18 дней на съемки"

А к чему надо быть готовым, когда снимаешь за 18 дней?

Владимир Яценко: К тому, что есть драматическая разница между нормативами и реальной жизнью. Хотя, в Украине все быстро делается. Но у нас еще была такая штука: мы снимали в сентябре-начале октября, а у нас вообще-то летняя история.

Нариман Алиев: Мы принимали быстрые решения в критической ситуации. Был момент, когда приехали на локацию, а "натура ушла", вода ушла с локации. Это на Сиваше было. Там был сильный ветер и воду просто сдуло. Я бы мог сесть и сказать: "Мне нужна эта натура, ждем, пока вода придет". Но нет — мы поехали искать другую и параллельно перевозили всю съемочную группу. На это надо настраиваться.

Когда у тебя есть 18 дней, это лучше, чем 17 дней. Снимать кино — лучше, чем не снимать кино. Поэтому ты должен соотнести, что для тебя важнее и делать все для того, чтобы это произошло.

Владимир Яценко: В таких жестких сроках есть и обратная сторона. "Дикое поле" мы снимали 32 дня, и процентов 35 снятого материала в фильм не вошло. В "Додому" - три сцены не вошли, глобально мы все использовали так или иначе.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Кадры из фильма "Додому". Фото предоставлено промо ленты

Нариман Алиев: Процент брака был минимальным.

Владимир Яценко: Сценарий, самое главное…

Нариман Алиев: Если у вас 200 страничный сценарий, это уже проблема, вы должны понимать, что это 4 часа и его надо сокращать. А когда люди снимают 200 страниц, а потом: "Ой, у меня драфт три с половиной и я не знаю, что мне делать". Ну так это потому, что у тебя сценарий 200 страниц. У нас сценарий был 57 страниц.

Хорошо, что у вас есть опыт короткого метра…

Нариман Алиев: Хорошо, когда вообще есть опыт. Все с чего-то начинают. В контексте структуры драматургии - нам в Чехии очень сильно помогли, мы с Марысей дорабатывали — максимально уплотняли сюжет. Старались максимально двигать действием. Даже в контексте музыки. В фильме не использована музыка, и одна из причин — потому что ее негде вставлять. У нас нет музыки, у нас есть саунд-дизайн в нескольких местах.

Сережа Степанский, который делал звук, когда появился первый вариант фильма, сказал: давай я сейчас посмотрю и если где-то услышу музыку, мы обсудим это. Посмотрел и сказал: не слышу музыки, нет мест, где она необходима. Есть места, где мы звуковым рядом поддерживаем и даже есть определенная мелодика, но это не музыкальное оформление.

Из чего сложился бюджет?

Владимир Яценко:16 млн грн дало государство, 4 млн грн - наши вложения. Причем, проект пришлось кредитовать, так как Минкульт сначала дает 70%, а 30% - после сдачи фильма. Французская компания Wild Bunch, наш сейлз-агент, с которой был заключен договор, согласилась выплатить наперед хорошую сумму за фильм (так называемую MG (минимальную гарантию). Это позволило практически выйти в ноль, вернув все инвестиции.

О ценности прозрачных питчингов

Владимир, вы, как человек, ответственный за коммерческий итог, во что вмешивались в процессе съемок?

Владимир Яценко: Когда-то Сергей Сельянов (продюсер большинства фильмов Алексея Балоабанова - delo.ua) сказал очень правильную вещь: "Моя ответственность как продюсера закончилась, когда я выбрал режиссера, сценарий и команду. Если я классно все подобрал — я молодец".

Я доверял Нариману, мы в каких-то вещах советовались, я мог предложить свое видение сцены, но принимал решение Нариман. И я не мог позволить себе сказать: "Давай, переснимем эту сцену". Есть режиссер, который капитан этого корабля и несет полную творческую ответственность. Моя задача, сделать так, чтобы у него были инструменты для принятия решения.

Нариман Алиев: Вова - продюсер, который работает с проектом, развивает его. Наш проект мы полтора года развивали, без денег, без государственных вливаний, без каких-то договоров о производстве. Развивали сценарий, подбирали видение, как и где это делать. И, когда пришли на питчинг, у нас уже был полный пакет документов. У Вовы был один проект — мой, а не 10 поданных на конкурсы по принципу "где выстрелит — отлично".

Владимир Яценко: Действительно, наблюдаем, как по этому принципу продюсеры и 12 проектов на разные питчинги подают. Хотя снимать будут максимум два.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Украинская премьера фильма "Додому" на Одесском МКФ. Фото предоставлено промо фильма

Как оцениваете работу Держкино при Филиппе Ильенко, теперь уже экс-руководителе?

Владимир Яценко: Могу сказать, что последние годы был самый пристальный взгляд со стороны власти к проблемам киноиндустрии, до этого вообще этого не было. За пять лет киноиндустрия реально развивалась. И для этого Ильенко делал много и личных усилий, и институциональных.

У нас выстроилась система питчингов удивительная. Когда я европейцам рассказываю, что у нас выбор экспертов, которые будут оценивать фильмы и сами питчинги стримятся в YouTube, они не верят. У них это закрытые вещи. У нас максимально прозрачный выбор, хотя все равно есть место для "зрады", потому что мы же Украина. Сейчас важно сохранить построенную систему. И кто бы не стал новым главой Держкино, я надеюсь, что этот человек не будет прогибаться.

Нариман Алиев: В индустрии страха в принципе нет. Считаю, что нашей стране нужно, как минимум, научиться доверять людям. Люди могут ошибаться, но без доверия никогда никакого прогресса не будет.

Владимир Яценко: Киношники даже при совке были очень свободомыслящей кастой. Нариман прав, страха не было и нет: ни перед той, ни перед этой властью.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Кадры из фильма "Додому"

Ваш проект участвовал в патриотическом питчинге. Что подразумевается под этим понятием - это кино о чем?

Нариман Алиев: Многие пытались демонизировать понятие "патриотического кино": мол это будет михалковщина, пропаганда в чистом виде.

Но финансирование получило много таких проектов, которые обвинить в пропаганде ну очень тяжело. Обвинить, что все выигравшие конкурс проекты рассказывали про величие украинской нации и ее борьбу с фашистской российской империей - нет такого.

Владимир Яценко: Я считаю, что "Додому" очень патриотический фильм. Но при этом в этом патриотическом фильме нет ничего, кроме любви к своей стране. И это, на самом-то деле, нормально.

Как жить в эпоху постправды и оставаться собой?

Нариман Алиев: Быть честным по отношению к себе, в первую очередь. В противостоянии "индустрия против критики" (при том, что у нас индустрии практически нет, а критика очень слабая, типа, на вафельных мечах все бьются) надо иметь, как минимум чуть-чуть уважения друг к другу, не переходить на личности. Не опускаться до оскорблений, даже если ты не согласен с мнением оппонента.

Владимир Яценко: Согласен. Нужно быть правдивым с самим собой. Что касается критики, то для меня, как для продюсера и режиссера, важно услышать действительно вменяемую критику.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Режиссер Нариман Алиев ( слева) на Международном Босфорском кинофестивале в Стамбуле, где "Додому" получил два приза — за лучший фильм и лучшую мужскую роль. Фото предоставлено промо фильма

Нариман Алиев: У нас мало того, что эпоха постправды, у нас еще люди реагируют на последствия, а не на причины. Вышел фильм, на него пришло 300 человек — почему так плохо, виноват ты, ты и ты. А давай посмотрим на причины, найдем позитивные моменты. Я очень не люблю, когда делаются необоснованные выводы. "Приз в Каннах получил русский фильм Балагова ("Дылда" - delo.ua), а украинскому не дали, потому что не хотят про Крым говорить". Это настолько абсурдно. И говорят так те, кто не видел ни мой фильм, ни фильм Балагова, ни другие 16 фильмов программы.

Почему нам не снять "Чернобыль"

Несколько дней назад министр Владимир Бородняский на презентации отчета об эффективности работы Держкино по поддержке украинского кинематографа, вспомнил снятый НВО сериал "Чернобыль" и призвал украинских продюсеров и режиссеров браться за подобные проекты. Вспонималсь массовая реакция срезу после выхода сериала: "Это должны были снять мы, в Украине". Почему сняли не мы?

Нариман Алиев: Ничего плохого нет в том, что такой сериал, как "Чернобыль" создан не у нас. А как раз в реакции на это есть два момента "меншовартостi". Первый — когда говорят: "Вот смотрите, какой фильм сняли про Украину ( или зарубежная компания в Украине)" и всем надо этому радоваться, а второй - когда возмущаются: "Почему это сняли не мы?".

Значит мы не готовы. Кинопроцесс в Украине нормально развивается последние десять лет. Это очень меленький срок для развития продакшна - чтобы у него появились возможности производства: структурного, технического, творческого. У нас не хватит ресурсов даже на пять серий проекта, который сделала НВО — компания с давней историей, имеющая огромный опыт и огромные деньги. А, в первую очередь, у них есть пути реализации своих проектов, есть каналы, через которые они окупают свои проекты. В Украине, как минимум, нет даже рынка сбыта для такой продукции.

Владимир Яценко: Во-первых, у нас нет людей, который могли бы написать сценарий такого уровня, как "Чернобыль". Ну просто их нет. А чтобы они появились нужны время и усилия.

Есть такой легендарный человек - Катриэль Шори. Глава израильского кинофонда, личность в истории. Ему в этом году в Берлине вручили награду за взнос в кинематограф Berlinale Camera Award. Он много лет прилагал титанические усилия к тому, чтобы состоялась израильская киноиндустрия. И она состоялась. У него фильмы с невероятно крепкими сценариями, которые номинируются на "Оскар". И они зарабатывают. Я с ним общался, когда он у нас преподавал в EAVE. Он рассказывал, что первыми, с кого они начали были сценаристы. Потому что, какая бы не была у вас классная история и идея, если ее некому написать, ее просто не будет.

С производственной точки зрения мы может быть и справились бы, но опять-таки… Мы когда-то с коллегами посчитали: один большой западный проект, как у НВО, заберет у нас всех специалистов. И если зайдут к нам два таких проекта, второй мы уже не потянем. Не хватит специалистов. Потому что все развивалось стихийно.

Проблема с качественными кадрами актуальна для всех бизнесов, все упирается в отсутствие должного образования или у киноиндустрии своя специфика?

Владимир Яценко: У нас специалистами становятся скорее не благодаря, а вопреки. Мы с Нариманом закончили Карпенка-Карого (Київський національний університет театру, кіно і телебачення - delo.ua) и можем так говорить. Если ты готов самообразовываться - тогда да.

Мы, как индустрия, сейчас обсуждаем возможность сделать так, как поступили в России с проблемой образования для киноотрасли. Там не стали придумывать велосипед. Заключили договор с американским UCLA - Калифорнийским университетом в Лос-Анджелесе, взяли у них технологию преподавания и возят к себе их преподавателей.

Украина могла бы потратить государственные деньги, чтобы американский институт готовил специалистов, например, заключить договор с AFI. Это не абсолютная гарантия, но может дать плоды, через несколько лет. А если ничего не делать, то точно ничего не будет.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Оператор Антон Фурса на съемочной площадке фильма "Додому". Фото предоставлено промо ленты

Нариман Алиев: В первую очередь, то, что наша система образования устарела показывает существование до сих пор мастерских. То есть один человек, мастер, 5 лет ведет курс. Это неприемлемо. Не может один человек 5 лет тебе давать знания. В нашей индустрии нужно получать, как можно больше разных мнений, разного опыта, видения разных людей. Надо чтобы было так, как говорит Вова, — приезжает тьютер из Штатов и две недели читает лекцию по драматургии, затем приезжает другой и рассказывает совершенно другие вещи. А ты уже для себя интерпретируешь полученные знания в свое видение.

И практика. Ее очень не хватает. Работа в киноиндустрии - специфическая, нужно иметь не только знания, а и психофизические данные, чтобы просто коммуницировать в киномире. Он безжалостный. Сейчас у нас всего 10% получивших образование остаются в профессии, в мире не больше 20-25%.

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Художник по гриму та костюмам Ася Сутягина на съемочной площадке фильма "Додому". Фото предоставлено промо фильма

Как вы оцениваете те правила игры, которые были приняты законодательно, когда медиа-группы и продакшны объединились в "КиноКраїну", чтобы пролоббировать нужное - рибейты, госфинансирование не только производства кино, но и сериалов?

Владимир Яценко: Тогда была общая цель и эта цель была, скажем так, благородной: чтобы все зарабатывали. У киношников не было парламентского лобби (его и сейчас нет), они бы не провели новый закон, а у медиа-групп оно было. В принципе, была справедливая сделка. После того, как государство ограничило работу на российский рынок (что я считаю стратегически правильным), медиа-группам было логично сказать: "Дорогие друзья, давайте вы будете наши выпавшие доходы возмещать через госбюджет, и мы будем производить национальный продукт, который из-за того, что у нас маленький рынок, мы не можем продать в том количестве, чтобы окупить затраты. Новый закон про кинематографию был продуктом сложного компромисса, и тем не менее удалось найти этот компромисс. Закон существует.

То, что рибейты привлекут в страну иностранные кинокомпании, понятно. Этим, в том числе объясняется, почему "Чернобыль" снимали в Прибалтике, а не в Украине. Хотя у нас, наверное, дешевле...

Как раз нет. Прибалтика сейчас по производству дешевле нас процентов на 10-15. Мы очень сильно подорожали за последний год. После того, как в 2014-ом гривна упала в три раза, мы стали дешевле грязи. У нас было настолько дешево и при этом нормальное качество, что пересиливало боязнь войны зарубежных кинокомпаний.

Сейчас вышли на уровень 2014-го?

Владимир Яценко, продюсер: Сейчас стали дороже 2014 года в евровом, долларовом эквиваленте. Европейцы так быстро не растут, у них рост 2-3% в год. Мы сейчас чуть-чуть дороже, чем прибалты или венгры. А у венгров и прибалтов, есть еще , как минимум, судебная система ЕС.

Серьезно конкурентное преимущество...

Владимир Яценко: Инвесторы понимают, что если придут в Украину и заключат договор с прекрасным ООО, имеющим уставной капитал 5000 гривен, а потом вдруг что-то пойдет не так, им скажут "Ну, ребята…". Украинские суды - это первый момент.

Второй — на сегодня процент возврата в странах Европы выше, чем у нас. Например, скандинавские страны возвращают 30%, а у нас 16, 6%. Но и на такие рибейты у нас все эти годы не нашлось денег. А кроме того у нас рибейты не автоматические, как других странах, наприимер, в той же Грузии.

Автоматический — это как?

Владимир Яценко: Это вообще, без чиновников: ві подали документы - получили деньги. Все. У нас: вы подали документы, чиновники должны дать предварительное согласие, затем вы идете в съемки, когда отсняли, приходите с документами по факту, и вам опять могут сказать "да" или "нет". Но вы-то уже сняли, потратили деньги. И есть еще третий этап, даже если решение положительное, могут сказать: "Ну, в этом году в бюджете денег нет, ждите до следующего", а в следующем тоже нет, потому что выборы или еще что-нибудь…

Поэтому пока что мы, общаясь с потенциальным инвесторам, вообще не заикаемся про кеш-рибейты. И это огромная проблема, что предусмотренные в законе рибейты не работают. Ведь что для того же НВО, имеющего бюджеты на проект в $250 миллионам, 16,6% возврата затрат — привлекательное предложение.

Очень жаль, что мы так и не подписали Eurimages (европейский фонд поддержки совместного кинопроизводства и проката кинематографических и аудиовизуальных работ). Это тупо. Это очень тормозит киноиндустрию. Канада входит в Eurimages, сейчас об этом ведет переговоры Австралия — очень "европейская" страна. А Украина, географический центр Европы, никак не может решить этот вопрос (причем членство в Eurimages не дорогое - около 150 000-160 000 евро в год - delo.ua).

Мы получили отклик зрителей: боль, страх, любовь, ненависть — режиссер и продюсер "Додому"

Режиссер Нариман Алиев и продюсер Владимир Яценко на сессии Q&Aпосле показа фильма "Додому" в Лос-Анджелесе. Фото: БФ Игоря Янковского

Условия дальнейшего развития

Что прежде всего надо сделать, чтобы ситуация в киноиндустрии менялась в положительной динамике?

Владимир Яценко: Три простые вещи. Первое, отрасль должна нормально финансироваться государством. Госкино не просто так запрашивало 2 миллиарда гривен на поддержку кино, дали полмиллиарда, а это все-таки сильно меньше.

В среднем на игровой полнометражный фильм сколько надо денег?

Владимир Яценко: Зависит от фильма — от $600 тысяч до $1, 2 миллиона. В среднем около $800 тысяч - это плюс минус европейские цены.

2 миллиарда гривен, которые запрашивали (Держкино при формировании госбюджета на 2020 год — delo.ua) туда входит и промо, и кеш-рибейты, и деньги на поддержку кинотеатральной сети. Последнее очень важно, потому что мы, продюсеры, не можем продавать фильмы, так как у нас в мало залов, в некоторых городах вообще нет кинотеатров, в том числе и городах с населением 250 тысяч.

Второе: сохранить прозрачный механизм отбора фильмов для госфинансирования. занятся образованием. Третье - заняться образованием.

Сейчас ломаются копья при выборе нового главы Держкино. Конкурс закончился ничем, кинообщественность вышла на акцию поддержки Юлии Синькевич, единственного кандидата, дошедшего до собеседования в Нацагенстве госслужбы, но получившего непроходной балл, Юлия пообещала обжаловать результаты в суде, Кабмин объявил новый конкурс... Ваши прогнозы - чем все закончится?

Владимир Яценко, продюсер: Надеюсь, победит здравый смысл

Следующий фильм планируете вместе снимать?

Владимир Яценко: Уже обсудили идею и будем над ней работать.

А финансирование?

Владимир Яценко: Будем искать, подавать проект на питчинги. Но надо вначале написать сценарий. Мы не спешим.

Беседовала Елена Гладских

Источник

Читайте также